Главная » О родах » Рассказы о родах » Так родилось Солнце

Так родилось Солнце

Рассказы о родахКонец августа выдался жарким, и все, на что я была способна – это лежать пластом весь день под кондиционером и читать те книги, что отыскала у мужа, – их было совсем немного, но выбора у меня не было.

Курортный город – мне, как иногородней (мы только-только переехали к мужу), главным было море, море, море! А на остальное я не обращала внимание. И даже местный роддом, в котором я умудрилась полежать на сохранении, хоть и вызывал смешанные чувства, но паники не вызвал (а зря!) – до родов-то время было. И зря я не насторожилась: чего стоит только единственный унитаз на весь роддом и медсестра, которая смогла мне поставить капельницу только с пятого (!!!) раза, перед этим исколов мне все руки и введя под кожу энное количество лекарства. Определенно, стоило поискать другой роддом, одновременно договорившись о родах с любым адекватным врачом.

Но вот настал долгожданный день. С утра я лениво листала журнал «Вязание для малышей», когда мой ребенок решил, что уже пришло время осчастливить мир своим появлением. И я, довольная, стала названивать мужу: свершилось! Мне нужно в роддом!

Он моей радости не разделил, заявил, что у него работа, поэтому он пришлет свою маму, которая отвезет меня «куда нужно». Так я снова оказалась в том непрезентабельном роддоме – без одежды для себя и малыша (купить не успели, роды начались раньше положенного), без всего необходимого.

Время шло, а дорогие новообретенные родственники в лице мужа и свекрови отнюдь не спешили покупать нам все необходимое. Они люди занятые, и, несмотря на то, что рожаю я не каждый день, сподобились принести все необходимое только к вечеру, не забыв мне потрепать нервы такими «мелочами», как «А зачем одежду для ребенка стирать, она что, грязная? Она же из дорогого магазина!», «Мы не успеем ее постирать, так оденешь», «А гладить обязательно? Она что, мятая?» и т.д.

Когда схватки стали невыносимыми, девочки из моей палаты побежали за врачом. Она нашлась минут через 20, крайне недовольная, что ее отвлекают. Но в родзал меня повела. Тут следует сказать, что я много начиталась о современных родзалах в Украине, непременными атрибутами которых являются шведская стенка и фитбол для беременных. Скажу только, что фитбол там все-таки был, весь в пыли и паутине, заваленный грудой металлолома, который неясно какими судьбами оказался в родильном зале.

Я еще немного пыталась читать (было часов 6 вечера), но получалось плохо. То и дело звонили те, кто не появлялся месяцами, со странными просьбами: сначала корректор, с которой мы вместе правили статью о туризме, а затем однокурсница, пытающаяся нацелить меня договориться с деканом о чем-то фантастическом. Все эти мелочи слегка отвлекли от боли, но ненадолго.

Плодный пузырь лопнул часам к одиннадцати вечера. Я стала звать врача, и она пришла, снова недовольная. Пришла и предложила мне укол снотворного, потому что уже поздно, ей хочется спать, и принимать роды она никак не намерена. Но я стояла на своем: я хочу родить ребенка как можно быстрее.

Меня положили на жуткое подобие гинекологического кресла. Это была адская модификация, в которой вместо удобных подставок под коленками были жуткие металлические штыри, на которые полагалось опираться пятками. Штыри врезались в кожу и заставляли принимать немыслимую позу, мало того что неудобную, так еще и усиливающую боль от схваток. Шевелиться мне, конечно, не разрешалось. Стояла жара, пот лил градом… Акушерка робко предложила переложить меня на топчан: я высокая, и на кресле мне было не то что неудобно, а просто невыносимо! Но врач напрочь отвергла это предложение, заявив, что Ей так удобнее, и точка!

Что было потом, я помню плохо. Врач с акушеркой были недовольны моими родами в столь поздний час, я время от времени от боли теряла сознание и приходила в себя оттого, что на меня орут. В то, что я действительно «отъезжаю», никто не поверил. Я просила кесарево, но мне ответили: «Надо было договариваться раньше и платить вперед».

…«Ей пора рожать», – сказала акушерка. «Я устала, попозже», – ответила врач. Когда она все-таки соизволила проинструктировать меня по поводу дальнейшего, у меня уже не было никаких сил. Роды предстояли тяжелые, ребенок находился в тазовом предлежании, как потом оказалось, с обвитием вокруг шейки. По сравнению со схватками рожать было несложно. Правда, к тому времени я уже так выдохлась, что с трудом заставляла себя слушать, что мне говорят. Ребенок шел, я это ощущала! Но мне все равно сделали надрез – как выразилась врач, «я очень люблю их делать, да и быстрее это».

…Так вот какое ты, мое Солнышко! Я лежала, боясь шевелиться. А она спала рядышком, такая крохотная, нежная и красивая, что дух захватывало. Представляете, я забыла ее поцеловать! Я попыталась исправить это упущение, но маленький носик поймать было ох как нелегко. Какой огромной я себе показалась!

А вот и утренний обход врачей! Я была счастлива, ведь у меня наконец-то родился такой прелестный ребеночек! И тут… тут прозвучал Страшный Диагноз. Диагноз, который меня не испугал – а может, я не поверила. И от этого я стала врачам еще противнее. Меня сделали преступницей – как я посмела родить Не Такого ребенка? Да еще и не пришла на серьезный разговор (очевидно, речь должна была пойти об отказе, но я это даже не осознала тогда): а меня так пафосно приглашали! Меня возненавидело все отделение, все люди в белых халатах. Они посмеивались, когда я проходила мимо. Они отворачивались, когда я что-то просила. Я много плакала, но меня держало главное: моя дочь. Она была прелестна.

В роддоме было негде сидеть, сетки на кроватях провисали, а стоять я не могла – слишком еще слаба была. Дочь я кормила, сидя на линолеуме, на полу. Хорошо хоть не на кафеле. Сложно представить такое в 21 веке?

Дома… дома оказалось еще хуже, чем в роддоме. Из роддома я вышла, и у меня еще две недели тряслись руки. Муж мне устроил травлю не хуже недалеких медиков из роддома. Свекровь сразу же заразила мою дочь простудой, и та стала беспокойной. Готовить кушать себе я не могла – малышка не отпускала меня ни на минуту, а мне готовить никто не трудился (я вегетарианка, а муж и его мать специально стали все готовить с мясом, даже картошку или макароны отдельно сварить не захотели). Нервное напряжение было таким, что я забывала о еде. Но зато и сбросила все, что набрала во время беременности.

Когда малышке исполнилось три недели, с жуткой простудой, по невероятной холодине меня отправили с ней за тысячу километров в поезде «обследоваться». Всю дорогу я тряслась от холода, укутывала малышку в свою одежду, одеяла, дышала на маленькое личико, чтобы не мерз носик…

Мы обследовались. К счастью, моя доченька оказалась здоровой, в лечении она не нуждалась. Но мужа с тех пор я больше не видела.

Роды стали самым большим кошмаром в моей жизни. И вряд ли я еще раз решусь на подобный подвиг в своей жизни. Но жалеть не о чем: рядом со мной Солнышко, за что я ей бесконечно благодарна. Она только своим рождением помогла показать, кто есть кто. И вывести на чистую воду тех, кому я так безоговорочно доверяла.

Maryan

И еще статьи по теме:

Комментарии (4) - Комментировать

  1. prostoMAM пишет:

    Ужас, что кроме физических мук, вам пришлось пережить еще столько нервных потрясений. Отношение медперсонала в роддоме – далеко не маловажная деталь для любой роженицы, не важно, первый раз она рожает, или 3-й. Мне в этом плане повезло – забота и внимание присутствовало как со стороны персонала (роддом обычный), так и со стороны близких.

  2. Лена пишет:

    Какой ужас. Счастье, что ребёнок всё-таки родился. Счастья малышке и её маме!

  3. Виктория пишет:

    Да уж, “повезло” вам с родственниками! Ничего, главное, что вы обе здоровы, все остальное со временем придет. И новый муж может оказаться гораздо более порядочным отцом вашему чаду, чем кровный.

  4. Ксюша пишет:

    С ума сойти!!!!Какой ужас вам пришлось пережить!!!А самое страшное в этом – ощущать,что ты одна в данный ответсвенный момент своей жизни! Дай Бог вам с малышкой счас тья и здоровья !

Оставить комментарий

Я не робот. Поставьте галочку